vet_life (vet_life) wrote,
vet_life
vet_life

Такса Сима

Эта история как раз из разряда тех, что не рекомендуются к прочтению слабонервными, поэтому если вы предпочитаете бежать от реальности и прятать голову в песок - она не для вас. Страусов не пугать - пол бетонный.

Как-то на одном из зоозащитных форумов я наткнулась на пост с просьбой помочь умирающей собаке. Из тех, что "животинку жалко, потому, что очень страдает ребенок". И обычная в таких случаях приписка - "денег нет". Подобные люди всегда вызывали у меня презрение пополам с брезгливостью. Не можешь нормально содержать собаку - не заводи. Зверь, помимо ласки и любви, требует правильного кормления, качественного и зачастую недешевого вет.обслуживания, грамотной дрессировки с профессиональным инструктором... Ежели все эти собачьи блага не доступны, не надо корежить животному биографию и себе психику, ведь когда-то вам возможно придется выбирать между его жизнью и своим кошельком. Такое вот жуткое уравнение, меняются только цифры.

Заочно записав хозяев в полные придурки, на следующий вечер, вернее ночь, я поехала спасать зверя. Зверь оказался двухгодовалой рыжей таксой. Обычная хрущевка, обычные не очень умные, но не злые владельцы, обычные, плачущие над умирающим питомцем, дети... Все вроде было привычным. Кроме шока, который я испытала, увидев Симу. С ТАКИМ я никогда не сталкивалась, не довелось вот. На кровати, поджав под себя скрюченные лапки, лежала собака не похожая на собаку. Узники Освенцима по сравнению с этой девочкой были культуристами. Мышц не было совсем - полная атрофия.

Тонкие косточки, отвисшая из-за отсутствия мускулатуры нижняя челюсть, гноящиеся веки и нос, кончики ушей и хвоста, почерневшие от некроза...И глаза, как фотоаппарат уже навсегда запечатлевшие многодневную муку. Глаза уже почти неживые, почти стеклянные, смотрящие с укором и болью. Сима не двигалась и только изредка вздыхала, видимо даже такой естественный физиологический процесс давался ей с огромным трудом. Ужасающее зрелище, от которого хочется побыстрее отвести глаза...

Я спокойный неконфликтный человек, но тут, по вполне понятным причинам, у меня, что называется, снесло башню. Усилием воли я запихнула в себя рвущиеся наружу матюки и предельно вежливо попросила убрать из комнаты детей. Возможно тон был немного резковат, но извиняться я не собиралась. Более того, вдохнула, выдохнула и разоралась. Шепотом. Нелестные эпитеты, которыми я выплеснула на хозяев, приводить не буду. Суть сводилась к одному вопросу. Как, черт возьми, они могли это допустить?? Хозяйка, вытирая слезы платочком, пихала мне в руки фотографии собаки двухмесячной давности, на которых таксик выглядела, если не совсем упитанной, но, по крайней мере, не была похожа на нынешний кошмар. Потом меня за руку потащили на кухню, где продемонстрировали полные Eucanub'ы миски. При этом, как речитатив, повторялось мы не виноваты, мы лечили, мы не виноваты, водили по врачам, мы не виноваты, вот анализы и назначения, мы не виноваты, спасите нашу девочку, мы не виноваты.... . Включив мозг, я озадачилась - судя по анализам, собаку действительно долго и упорно лечили. И от истощения собаки умирают гораздо раньше, не доживая до такой стадии. Оборвав диалог, я вернулась в комнату к Симе. Присела рядом, погладила по голове, ощущая при этом все шероховатости черепа, посчитала пульс, послушала дыхание... Безнадежно - мелькнула мысль - даже если произойдет чудо, собака останется инвалидом на всю жизнь и мучиться будет так, что уж лучше сразу и быстро. Под наркозом.

Это плохо, когда человек берет на себя функции Бога, это неправильно. "Перерезать волосок уж наверно может лишь тот, кто подвесил" . Я почти не усыпляю животных. Это почти - смертельно больные восемь собак и одна кошка за всю многолетнюю практику. Но в этом случае усыпление было бы действительно избавлением от мучений. Привычно выстригая шерсть над веной, я просила прощения у Симы за то, что сделаю. И за то, что с ней сделали до этого. За все. Набрала в шприц пофол, взяла трясущейся рукой маленькую переднюю лапку с обломанными под ноль коготками и приготовилась убить собаку. Сима, до этого ни разу не пошевелившаяся, вдруг с усилием подняла голову и посмотрела мне в душу. А потом, задыхаясь, положила морду на руку со шприцем. Я не смогла. Размазывая слезы, я быстро перебрала набор растворов в сумке - вроде все нужное есть. Можно попытаться - вдруг чудеса все-таки случаются... Не в этой жизни - подумала я, разглядывая Симочкины вены, вернее, то место, где они, согласно анатомическим атласам, должны находиться. На лапах вены не просматривались и не прощупывались. В яремную я катетер не поставлю - тем более такими прыгающими руками. Завернув Симу в покрывало, я метнулась к выходу, по дороге скидывая домашние тапки и одевая кроссовки. Хозяева рядком выстроились в коридоре и молча наблюдали за этим догнеппингом. Уже когда я неслась вниз по лестнице, сверху прокричали вопрос - дескать, куда я увожу собаку и когда привезу обратно. "Я попробую - заорала я, глотая слова и слезы - но вряд ли что-то получится" .

Машина у подъезда - Симу на сиденье - сцепление, передача, газ - 20 - 40 - 80 - 110 - 120 .... Блин, почему у меня не Феррари, а Жигули! Сима, Симочка, потерпи, маленькая, сейчас мы тебе поможем. Только не умирай, пожалуйста, ты уже столько вытерпела, потерпи еще чуть-чуть, милая. Первый перекресток, второй, взвизгнули покрышки в повороте... Черт, что же может проявляться такой прогрессирующей атрофией мышц? Гормоны? Что-то аутоиммунное? Черт, черт, черт... Мимо пунктиром несутся фонари, отсчитывая километроминуты. Вот и знакомая вывеска с синим крестом - как маяк в темноте. Влетаю в ординаторскую с Симой на руках и вместо слов разворачиваю одеяло. Скорость, с которой мои коллеги сорвались с места, сделала бы честь мировому рекордисту по спринту. Вся клиника собралась у стола - катетер в яремную вену, раствор пошел, теперь можно на минуту расслабиться и выдать анамнез. Посыпались предположения и предложения, а кто-то уже побежал в лабораторию делать анализы крови. Я заикнулась про деньги - от меня отмахнулись как от глупой мухи. Посмотрев на эту правильную суету, я как-то обнадежилась, я поверила, что вот оно - Чудо. Но главный волшебник уже качал головой. Безнадежно - поняла я по его глазам и как-то сразу захотелось водки и спать. Словно читая мои мысли, кто-то из коллег, маскируя бессилие грубостью, сказал - "Тебе бы сто грамм и в койку, а то на смерть похожа" . А на что похожа смерть? Смерть похожа на Симу...

Часы шли, вернее, ползли, один флакон лекарства сменялся другим. Если ты начинаешь мерить время со скоростью капающего раствора, значит у тебя беда. Симочка лежала у меня на коленях, свернувшись клубочком. В этом положении все ее косточки торчали совсем уж неприлично. Я гладила ее по ушкам, роняя слезы и просила Бога, чтобы он перестал играть с этой жизнью - или отпусти, или оставь в покое. И тут Сима пошевелила хвостом - видимо хотела повилять, но получилось не очень хорошо. Мне показалось, или дыхание стало менее напряженным? Переложив таксика на топчан, я с трудом встала - решила дать девочке что-нибудь поесть. Сима следила за мной взглядом, который - или мне это тоже показалось? - стал чуть-чуть живее. Консервы Royal Canine Recovery - идеальный вариант. Я кормила собаку с руки и она ела! Давилась, кашляла, но ела. А потом лизнула мне ладонь. И снова надежда, которую я уже гнала от себя как бесполезную. Потом - уже утром - Симу взяла стационарный доктор, а меня выгнали из клиники спать.

В 14-15 мне позвонили из клиники... Я знала, что они мне скажут, я была готова, но все равно, забирая тело собачки на вскрытие, я рыдала как-будто первый раз увидела смерть.

Это был полимиозит - аутоиммунное заболевание, которое вполне можно было если не лечить, то хотя бы контролировать. Сима могла жить - бегать, прыгать, валяться на диване, подставляя рыжее пузико хозяйке... Она могла все, что может нормальная собака, но на ее пути не попалось ни одного стоящего врача. Как, наверное, ей было страшно, когда лапки - прежде быстрые и крепкие - в один страшный день отказались идти... И когда, пытаясь съесть кусочек корма, она не смогла его проглотить... А потом Симочка просто медленно умирала. Умирала, лежа на подстилочке в кухне - часами, днями, неделями... Не веря, не надеясь, она боролась, чтобы в конце концов погибнуть на коленях хоть и доброго, но чужого человека.

Это еще живая Симочка...


Tags: der hund, словоблудие ветеринарное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments