vet_life (vet_life) wrote,
vet_life
vet_life

История про квартиру

Вроде как, обещала я написать как наше семейство получило отдельную квартиру... Где обещала - в упор не помню, но, тем не менее, исполняю.

Родилась я на Васильевском острове, там же и росла первые четырнадцать годиков. Очень, знаете ли, перпендикулярное место - линии, проспекты, все четко, все рядом... Красивущий такой дом  - еще сталинской застройки, скверик зеленый рядом, школа - гимназия во дворе, районная ветеринарная станция опять-таки под боком... Ляпота, короче. Одно только омрачало почти полное счастье нашей крепкой ячейки общества - квартира, в которой мы жили, была напрочь коммунальная. Кроме нас, там проживали еще две семьи - мама-папа с двумя детьми и родительница-одиночка с дочкой старше меня лет на пять, кажется. Бабулька еще была. Нестарая такая бабулька, но скандальная - жуть. К ней мы как-то претерпелись и вообще привыкли, а вот сосед - папа доставал клинически, потому как так же клинически поддавал. Пил то есть. Запоем. Причем не тихо портил печень, как некоторые вялые алкоголики, а с феерическими разборками, мордобитием и всяческими подлянками. Подлянки были разнообразны и изобретательны - медвежьи капканы под двери соседям, прогулки по коридору в трусах, зато с ружьем, обещания взломать ночью дверь и всех зарэзать ножиком... В общем, сосед был ничего себе - тот еще геморрой. Я иногда боялась домой идти без родителей, ибо фиг знает что ему в бОшку придет, Алкоголем затуманенную.

Естественно, главе нашей семьи, коей у нас является мама, неоднократно приходила в голову светлая идея свалить из этой нехорошей квартиры куда-нибудь подальше, то есть поменяться, разъехаться - пофиг как, но подальше. "Хоть тушкой, хоть чучелком..." (с). Однако, кроме нас идея эта никому не нравилась. В особенности, тем, кто приходил по объявлениям и заставал голого дядю Сашу, спящим в кладовке, например. Или выгуливающего своего кавказца по коридору с параллельной его - кавказца - притравкой на гостей или мою двухмесячную сестру. Я думаю, вы прониклись атмосферой. Новых русских, расселяющих коммуналки с трехметровыми потолками, тогда еще не придумали, поэтому мы готовились провести на Васильевском если и не остаток всей жизни, то, по крайней мере, остаток жизни, нужный для грядущего когда-нибудь замужества дочков и последующего сваливания на жилплощадь к мужьям-зятьям. Естественно, мы давно и прочно стояли в городской очереди на квартиру, но, сами понимаете, очередь эта двигалась намного медленнее, чем живут обычные люди. Которые не инопланетяне или депутаты. Так бы мы и существовали на Васильевском, если бы не случилась с нашим семейством очередная несуразица.

Как-то - аккурат перед дачным сезоном - соседка, живущая этажом ниже, купила себе дозиметр. Прибор этот ей нужен был для измерения радиации на огородных грядках, потому как соседкина фазенда находилась в Сосновом бору. Кто не знает - там у нас имеет место быть атомная электростанция. После аварии в Чернобыле народонаселение Питера и его окрестностей стало относится к мирному атому как-то подозрительно, то есть держало дома настойку йода, ватно-марлевые повязки и запас воды на двое суток. Это сейчас все как-то подзабылось, а тогда еще свежи были в памяти репортажи из Припяти и голос из радиоприемника, сообщающий, что "ветер подул в нашу сторону". Посему дозиметры с магазинных полок сметались в момент, а любимой темой для разговора бабушек у подъездов - после перемывания костей вождям, естественно - стало обсуждение радиационного фона в различных районах Петербурга и области. С момента катастрофы прошло достаточно много времени, а страх остался.

Так вот. Купила соседка домашний дозиметр и - ради интереса - включила его у себя в квартире. Прибор затрещал матерно и закинул стрелку в конец шкалы, убедив владелицу в полной своей непригодности. Тоже хороший повод для скандала. Соседка не поленилась сходить в магазин и поменять девайс на новый, неиспорченный, что, однако, не помогло - новый дозиметр тоже трещал и кидался стрелкой в сторону опасных для жизни цифр. Это соседку озадачило и напугало до крайности. Испуг свой она озвучила сначала в телефонном разговоре с секретарем районной администрации, а потом - в личной беседе с сотрудником отдела по гражданской обороне и безопасности жизнедеятельности. Вроде бы отдел этот назывался именно так - сейчас уже не припомню. Сотрудник повертел пальцем у височной кости, но отреагировал. Обязанность у него была такая - реагировать на сигналы населения, даже если население рассказывает про захват Земли инопланетянами. И если в последнем случае вполне можно отделаться обещанием прикрыть город магнитным полем для защиты от зеленых человечков, то от нашей соседки так просто еще никто уходил. Дама она была громкая и напористая, посему в назначенный администрацией час к нам в гости пришли люди в костюмах химзащиты с оборудованием наперевес.

Представьте мое удивление: сижу, никого не трогаю, примус починяю уроки делаю в своей комнате, а тут заходят непонятные личности в скафандрах. Звездные, блин, войны в отдельно взятом доме. Личности в скафандрах планомерно обошли всю квартиру, при этом загадочно матюкаясь по рации и замеряя радиационный фон. Обстановку разрядил мой кот Тимофей. (Маленький офф: кот Тимофей - аккуратист и педант - писать ходил только на унитаз, причем научился он этому сам). Видимо от волнения, мой зверь решил сгулять в туалет именно тогда, когда человеки в странных шкурках уже к нему - туалету - подбирались. Когда открылась дверь в Мэ и Жо, кот гордо восседал на фаянсе. Причем еще и обернулся через плечо с видом "вы что не видите - ЗАНЯТО!". Сотрудник с дозиметром извинился и вежливо ждал снаружи пока Тима закончит, чем несказанно повеселил всех вокруг. Собственно, это был единственный повод для веселья, ибо соседкин прибор оказался вполне себе рабочим. В трех квартирах, располагающихся друг над другом фон действительно зашкаливал, при этом местами доза радиации приближалась к Чернобыльской. Работники администрации - уже городской - нервно чесали маковки и порывались немедленно эвакуировать жильцов. Причем эвакуировать кроме как в бараки, располагающиеся далеко в области, было некуда, что, естественно, вышеозначенных жильцов категорически не устраивало, потому как возвращаться обратно в руины никому не хотелось. А то, что после соответствующих обработок, от квартир останутся именно руины, никто не сомневался ни разу. Активное противостояние спасаемых и спасателей длилось неделю. Спасатели не желали расселять спасаемых подальше от источника радиации, мотивируя это тем, что у "города лишней жилплощади нет". И поехали бы мы жить в бараки, если бы на сцену не вступила наша соседка-бабулька, которая тоже была ничего себе громкая и напористая. Бабулька подумала немножко и послала телеграмму в Москву. В Кремль. Ельцину.

Ельцин в то время был еще популярной личностью - спаситель демократии и все такое. Видимо, реноме свое он старался поддерживать, поэтому уже через сутки (!) нам пришел ответ. Ответ был копией телеграммы в Питерскую городскую администрацию и состоял из двух слов - "разобраться и доложить". И только-только мы распрощались с почтальоншей, дрожащей от желания разнести по всему району новость, что нам пришло письмо из Кремля, как позвонил Большой начальник и пригласил к себе - выбрать (!) ордера на жилплощадь. Нашлась таки лишняя. Естественно, мы сразу же рванули получать заветную бумажку. И если соседи наши привередничали и воротили нос от "выселок", то мама сразу же согласилась на первый предложенный вариант - трехкомнатная квартира в Приморском районе. Долгое озеро. Последний дом в городе. Из окна видно Финский залив, через дорогу - Юнтоловский заказник. Через неделю мы уже переехали, вознося молитвы демократии в общем и Ельцину в частности. А еще через неделю у моей сестры обнаружили врожденный порок сердца. Кстати, вот уж кто тогда отнесся к нам по-человечески - это медики. Обследовали нас на Лесной - в поликлиннике, которая обслуживает пострадавших при Чернобыльской аварии и ее - аварии - ликвидаторов. Обследовали тщательно и долго. Так долго, что нашему семейству это надоело и мы как-то перестали ездить на Лесную, как на работу.

Спустя год мы узнали что же, собственно, было первопричиной всей этой истории. При обработке квартир - в перекрытиях между этажами - был найден достаточно специфический тайник. Как оказалось, раньше - до революции еще - в этом доме жил себе спокойно аптекарь, потихонечку наживающий себе состояние на модных тогда лекарствах, содержащих радий и другие фонящие химические элементы. Когда в семнадцатом грянула Аврора, он смылся за кордон, полагая, что заварушка ненадолго. Уезжая, он оставил нам привет из прошлого.

пы.сы. Сосед дядя Саша переехал в тот же дом, что и мы. Через два года он, будучи в пьяном безобразии, зарубил свою жену топором и сел на пятнадцать лет. Кстати, должен уже выйти.  Жилплощадь в нашем доме - кирпич, улучшенная планировка и тэ дэ - стоит столько, что во дворе мой жигуленок почти единственный. Чтобы купить такую квартиру, я должна была бы работать на протяжение где-то двух жизней, при этом не отвлекаясь на сон и другие мелочи. Финский залив из окон больше не видно - застроили всю перспективу. Юнтоловский заказник частично вырубается - через него будет проходить Западный скоростной мередиан. В нашей бывшей квартире теперь живет новейшей генерации русский. А я до сих пор скучаю по линиям Васильевского острова. 
Tags: байки про жизнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →