vet_life (vet_life) wrote,
vet_life
vet_life

История про мясо

Случилась эта история, когда было мне от роду четырнадцать лет... где-то так кажется... может даже немного меньше. В тот период все свободное время я проводила на ветеринарной станции Василеостровского района. Причем свободным временем считались в том числе и часы, которые я, согласно российскому законодательству, должна была провести получая среднее образование в школе. Однако в школе было скучно, а на станции наоборот весело. Я там была дочь полка со второго класса.  В мои тогдашние обязанности входило мытье полов, заполнение некоторых журналов, чистка кошачьих ушей и другие назначенные врачами процедуры, включая инъекции. Периодически я кастрировала котов, уже училась стерилизовать кошков,  правильно купировать уши, хвосты и т.д. Короче, постигала премудрости профессии. Коллектив на тот момент в клинике подобрался замечательный - любящие свою работу очень грамотные врачи. Все они были мамами -папами, посему воспитывали меня как могли. Считалось, что "уж лучше ребенок будет тут под присмотром, чем болтается по улице неизвестно с кем". Болтаться неизвестно с кем было также не интересно, как в школе, поэтому на станции я обычно торчала с девяти до пяти шесть дней в неделю, периодически все-таки смываясь на занятия - благо учебное заведение "школа-гимназия № 11" было рядом. Очень, надо сказать, периодически смывалась. Но речь не об этом.

В то время клуб служебного собаководства ДОСААФ, располагающийся, к слову, на семнадцатой линии ВО, регулярно устраивал распродажи некондиционного мяса для домашних зверей. Преимущественно это была телятина вынужденного убоя, т.е. продукт незаразный, в пищу человеку непригодный, а вот для собаков - в самый раз. Для этой акции клуб арендовал помещение у "смежной структуры", т.е. на вет.станции. Посему два раза в неделю в клинике царило безобразие - разброд и шатание непонятных людей, пачкающих свежевымытые полы и сующих свои носы туда, куда не надо. Опять-таки запах, ибо промышленный холодильник в комнате отдыха для перснала, которую и заняли ДОСААФовцы, как-то не был предусмотрен нашим ветеринарным рукводством. Считалось, что он там не нужен. Коллектив злился и писал жалобы, потому как работать в таких условиях было тяжеленько. Со временем мы как-то привыкли к любопытным кинологам и аромату портящегося к вечеру мяса. И даже вместе обедали - на кухне. Короче, взаимное сосуществование двух систем. Сейчас бы так.

А потом созрел коварный план операции "Даешь мясо народу!". Согласно этому плану, предполагалось экспроприировать одну из телячьих туш и поделить ее на всех. Для отвлечения продавцов, мне было поручено развлекать их ветеринарно-собачьими разговорами во время обеда, пока старшие товарищи совершают гоп стоп. Мне только дайте поболтать на такую тему - потом фиг остановишь! Уже и мясо было честно сперто и благополучно заныкано в морге, уже и врачи собрались на кухне невинно покушать, а я все говорила, говорила, говорила... Благо было о чем - кинология мне всегда была очень близка, а память тогда была еще ничего,  поэтому рассуждать по поводу экстерьера, разведения и породных линий я могла бесконечно. "Авраам породили Исаака...." (с). К слову сказать, кинологи даже впечатлились и пригласили меня на курсы - учиться на эксперта.

До вечера все было как обычно, а потом продавцы отчалили и мы, закрыв станцию, начали дележ добычи. Туша была извлечена из морга и порублена в операционной нашим хирургом на разноколиберные куски. Куски раскладывались по пакетам, согласно количеству имеющихся собакодуш. И тут возникла проблема. Мяса было много, а полиэтиленовых пакетов как-то не очень. Те, у кого были машины, укладывали уворованный продукт в коробки и заворачивали в упаковочную пленку, которые в изобилии валялась на станции, ибо наверху была аптека. Те, кто ходил пешком, утрамбовывали куски теленка в имеющиеся мешки. У меня на тот момент был котяра и средних размеров собака, поэтому мяса мне досталось немного - килограмм восемь, а, поскольку жила я совсем рядом, кусок этот завернули в прорезиненный хирургический фартук гигантских размеров. Конвертиком таким завернули - как младенца. Так я его и понесла - нежно прижимая к груди.

Для того, чтобы попасть домой, я должна была перейти Малый проспект, а на этом перекрестке имела место быть трамвайная остановка, на которой постоянно, в ожидании транспорта, кучковался народ. Тот раз был не исключением - народ кучковался. И с любопытством смотрел на приближающуюся к остановке девочку с младенцем на руках. Сразу посыпались комментарии типа "Такая молодая, а уже с ребенком" в разных вариациях. Я молча встала на перекрестке и молилась, чтобы побыстрее зажегся зеленый сигнал светофора, ибо ржач меня разбирал неимоверный. И тут к нам с мясом подобралась ОЛС - особо любопытная старушка. Божий одуванчик. Присюсюкивая от умиления - "Ути-пути-а-кто-у-нас-тут" - она отогнула верхний край конвертика, где, по ее разумению, должно было быть лицо ребенка. Лица не было, зато был кусок мяса. Старушка испустила вибрирующий вопль, в котором явственно слышалось "Убиииииилииииии!". Народ на остановке испуганно шарахнулся. Бабуля, продолжая орать что-то нечленораздельное, осела в снег, держать за сердце одной рукой, а пальцем другой патетически тыча в меня. Ожидающие трамвай люди нахмурили брови и шеренгой двинулись в мою сторону. Стало жутковато и я рванула через перекресток испуганным сайгаком отстреливаясь на ходу. Вслед мне неслось что-то типа "запомните приметы" и "вызовите милицию".

Дорога домой заняла две минуты, т.е. ровно на пятнадцать меньше, чем обычно. Я ввалилась в квартиру, сунула удивленной маме сверток с мясом и заперлась в комнате, крича оттуда "меня нет дома". К мясу родительница уже привыкла, потому как станция обслуживала военную часть, в которой выращивалось не только будущее советской армии, но и свинки. Поросят периодически надо было кастрировать, а расплачивались с нами натур-продуктом, часть из которого доставалась и мне. Но обычно, приезжая с подобного вызова, я с видом добытчицы гордо отдавала кусок парной свинины, а тут - непонятное что-то, при этом не очень хорошо пахнущее. Опять-таки поведение... Маман утрамбовала мясо в холодильник и пошла выяснять обстоятельства. Ну и выяснила на свою голову. Чего врать-то? Я все честно рассказала - украли, поделили, принесла. Все просто. Был скандал с рукоприкладством, который закончился мораторием на посещение лечебницы. Скандал я пережила стойко, а вот запрет выжал из меня крупнокалиберную слезу и стенания по поводу загубленной родственниками карьеры.

Скажем так, маму я не послушалась и на следующий день уже была на станции - с "рассказом про мясо". Коллектив дружно ржал и успокаивал, что по дороге домой скончавшихся от инфаркта старушков никто не видел. В тот день я получила кличку "Тридцать три несчастья" и, надо отметить, оправдала ее на все сто. 
Tags: байки про жизнь
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments