vet_life (vet_life) wrote,
vet_life
vet_life

История про нашествие или панки туда и обратно

Что-то меня потянуло на мемуары...
Это история как мы перепили пережили фестиваль "Нашествие" и как Москва, Тверь и другие населенные пункты нашей Родины, собственно, пережили нашествие нас. Пост очень длинный, в нем много не слишком качественных, к сожалению, фотографий, но он веселый - чес слово. Зуб даю.

Итак. Шел год номер 2005 и ничего не предвещало беды. Рождаемость росла, а смертность падала, Путин царствовал, периодически замачивая террористов в сортире, в горячих точках что-то отдаленно громыхало, правда особенно не раздражая народонаселение, а кошке Даське было всего три года. Уже приземлился на Титан космический аппарат со смешным названием Huygens, Ющенко стал президентом Украины, в Питере открылась станция метро "Комендантский проспект", в Джелал-Абаде произошел переворот и браузер "Firefox" был скачан более 50 миллионов раз. Короче, в мире было вполне себе спокойно, пока не грянул август и фестиваль "Нашествие", а это значит, что в поселок Эммаус, что под Тверью, начали съезжаться разные люди, страшно далекие от политики и науки, зато не чуждые искусству, да и вообще не дураки выпить, поорать, поплясать и набить друг другу физиономии. Рокеры, альтернативщики, панки и другие меломаны и алкоголики. Решили и мы туда рвануть - куда ж без нас. Мы - это моя сестра, ее муж, мой муж за номером три и, собственно, я. Все получилось как всегда спонтанно. Мы только что всей компанией приехали с "Лампушки" - трехдневной музыкальной пьянки тусовки на одноименном озере, раскрывающей юные и не очень таланты, на которой выступали наши друзья и засветились наши с сестрой супруги. Уставшие и довольные по самое не могу, мы ввалились в квартиру, поспали сутки, собрали ночью три шмотника разных нужных вещей, взяли две гитары, трубу и, с открытием метро, отбыли в сторону Твери.



Собственно, почти вся честная компания. В бандане и с гитарой - мой мужж, посередине - я, а рядом справа - муж сестры. 

С финансами в нашей музыкальной семье на тот момент было совсем никак, посему ехать предполагалось на электричках по маршруту: Питер - Малая Вишера - Окуловка - Бологое - Тверь - Москва, в которой планировалось погулять и потом уже -Эммаус. Нужная нам собака (уж простите сленг - я вживаюсь в образ) уходила с Московского вокзала, кажется, часов в шесть с копейками, поэтому мы некоторое время пугали народ своим внешним видом и опухшими лицами, а также искали нормальный удобоваримый кофе, благо пиво и другие горячительные напитки были куплены загодя. Милиция, видимо предупрежденная о грядущем событии, нас не трогала, а даже трогательно попросила "спеть песенку". Ну мы и спели - нам не жалко.

Дорога до Вишеры запонилась контролерами - неприятные личности,  в особенности для тех, у кого нет денег. Обычно на них действует жалостная морда и "а хотите, мы вам сыграем?". В этот раз не прокатило. Даже соло на трубе не тронуло эту каменную личность, посему значительная часть денег перекочевало в карман контролера. Вернее, перекочевало бы, буде я была менее наглой и не попросила бы квитанцию, которую нам и выдали под скрежет зубов. А дальше мы спали.

В Малой Вишере, в связи с перерывом в движении электричек, у нас получился четырехчасовой привал. Мы закупились парным молоком, булочками и нашли полянку попроще - откуда не прогонят.



Вот такую



а это моя сестрень Татьяна - недовольное разбуженное чудовище



Сестринский мужж Паша - очень странно видеть его в обнимку с бутылкой молока, а не пива

Во время этого импровизированного пикника я обнаружила в себе способность выпить литр молока и не чихнуть. Законно собой возгордилась, между прочим. Когда весь съедобный продукт был употреблен по назначению, мы потянулись на вокзал и встретили компанию таких же как мы. Свои люди тоже ждали электричку на Окуловку. Половину из них мы уже знали, а со второй  - познакомились. Встреча и знакомство были отмечены спиртсодержащими продуктами. Хочу заметить, что молоко и тогда не дало о себе знать - тоже предмет для гордости.



это малая часть компании- остальная куда-то делась

Подошла электричка до Окуловки и тут выяснилось, что наша компания начинает напоминать анекдот про зайцев. "Едем, едем мы в натуре / едем, едем три вагона". Нас было много, мы махали флагами, пили пиво, пели песни и устраивали разброд и шатание по поезду. Контролеры заходили в окупированные нами вагоны только в сопровождении милиции и даже с такой силовой поддержкой боялись спросить билеты. Они только жалобно уговаривалии не высовывать морды из окон и не мусорить. Потом кто-то умный просто согнал нашу кодлу в хвост поезда и намертво запер двери тамбура, отсекая нормальных людей от "вонючих панков". Не очень то и хотелось - сказали вонючие панки - и продолжали веселится в меру своего воображения и возможностей. Оговорюсь сразу - мы не устраивали драк и не ломали казенные скамейки и другое имущество, принадлежащее РЖД - просто развлекались. Как могли. Кто-то даже прочитал стихотворение Блока, поразив меня в самое сердце. Мужж, не знакомый с творчеством этого поэта, смотрел ревнивым глазом и порывался петь "Мурку" - видимо, в пику.

В Окуловке выяснилось, что к нам подсаживают весь снятый с двух прошлых электричек народ, закрывают нафиг нашу часть поезда и везут прямо в Тверь без остановки в Бологом - чтоб мы там не хулиганили. Ну и нормально, подумали мы. Ну и здорово. Теперь нас было пять вагонов, однако стало хуже, ибо те, дополнительные, два вагона были заполнены антисоциальными личностями, которых не просто так проморозили на станции несколько часов. Большая часть из них были буйными малолетками, по моему мнению как раз и подходившими под определение "вонючие панки". Буйные малолетки, до этого громившие подвижной состав, были пьяны по самое некуда и продолжали начатое, то есть громили подвижной состав. За что и получили по глупым физиономиям от наших самых габаритных товарищей, которые попытались до них донести, что "бузите, но в меру - проблемы с ментами нам не нужны". Малолетки притихли и больше жить не мешали, а пресловутые менты удивились, впечатлились и вынесли нам коллективную благодарность. Что не помешало служителям закона устроить по вагонам рейд на предмет изъятия спиртных напитков. Выглядело это колоритно. Взвод омона с дубинками оцепил поезд по принципу "всех впускать - никого не выпускать" и начал обыскивать вещи неблагонадежных пассажиров, конфискуя вкусные бутылки. Неблагонадежные пассажиры стенали и прятали горячительное в таких местах, что я до сих пор удивляюсь. В головном вагоне, где сидела наша компания, срочно устроили совещание штаба, по итогам которого к работникам железной дороги была отправлена делегация. В делегацию, в том числе, вошел муж Арик - как самый обаятельный и я - как самая трезвая. Пока я убалтывала проводницу, рассказывая ей байки про то, что мы вообще не пьем "вот чес слово - Вы на меня посмотрите" и предостерегая от нарушения законодательства "конкретно мы ничего плохого не делали - за что нас обыскивать?", Арик играл песни и проникновенно заглядывал в ее глаза. Проводница сдалась после Кузьминской "Я не забуду тебя никогда" - третьей по счету песни. Она заулыбалась и мы поняли, что победили. Один телефонный звонок и омон, недовольно ворча о "бл...х панках" вернулся на родину, то есть в отделение.



Знаменательный момент.

Отъезжая от вокзала, мы махали проводнице шарфиками и флагами, обещая поехать обратно той же электричкой. Проводница крестилась и вежливо отнекивалась - наверное, стеснялась. Дорога до Твери почти не запомнилась - мы пели, пили, спали и ели. Короче, вели себя как обычные туристы. Правда туристы, кажется не висят обезъянками на поручнях, не лежат на полках для багажа и не наливают линейной милиции водку в таком количестве.

В Твери нас стало еще больше - подтянулись те, кто ехал на обычных поездах, автобусах и автостопом. Это был страшный день для жителей города. Полупьяные и пьяные люди заполонили вокзал, привокзальную площадь и все имеющиеся в этом населенном пункте залы ожидания. Обещали бесплатные автобусы до Эммауса, но подошло два рейсовых Икаруса, в которые без денег не пускали. Поэтому народ расположился где мог - на лавочках, под кустами, просто на асфальте... Наша компания окупировала зал ожидания при вокзале - мы культурно сложили в угол вещи и улеглись спать. Из этого помещения нас выгнали сотрудники милиции, чем непомерно разозлили - мы ж тихие, мы ж просто отдыхали. Бомжи остались, а мы пошли на улицу - дышать воздухом под вооруженным конвоем и цапаться с местным населением. Одно такое местное население габаритом с платяной шкаф имело наглость зацепить мою сестру. Зацепить - это в смысле взять за шкирку и орать в ухо гадости. Поводом послужила Танюхина тельняжка - мужику спьяну показалось, что она спецназовская, а это низзя. Мы обиделись. Причем обиделись коллективно - обидчик был не рад, зуб даю. В момент его окружило человек тридцать защитников, из которых самым громким была я - эдакий шакал Табаки. Милиция, спокойно до этого наблюдавшая как собираются бить худенькую девчонку, встала грудью на защиту амбала и разогнала так чудно начинавшуюся драку. А жаль.

Драка дракой, а спать хотелось, посему мы пошли гулять и набрели на автовокзал, где и залегли, заняв все лавочки.



Выглядело это вот так

Утречком все поехали в Эммаус, а мы вчетвером двинули в столицу - гулять. Не буду рассказывать как мы лазили по путям, чтобы попасть в электричку, минуя милицейские кордоны, и как отбивались от контролеров - это не сильно интересно, да и не смешно. В конце концов мы все-таки оказались в Москве. Это был мой четвертый визит в первопрестольную, но как-то так получилось, что я ни разу не была на Красной площади. Туда мы и двинули. Пешочком.



Попили кофе у Ленинградского вокзала...



...встретили прикольную собаку бультерьера...



...отметились у здания ГазПрома...



... и плаката про "Нашествие"...



... посидели во дворике и настоили инструменты...



... пообнимались у Москвы-реки...



... поспали там же на понтоне...



... потом еще посидели во дворике...



... попялились на тортики в кондитерском магазине...



... еще попялились и купили по булочке...



... наконец пришли.

На Лубянке мы тоже были, но там случился постовой, который не разрешил нам фотографировать. Обратно на вокзал мы ехали на метро.



Вот так ехали. Денег ощутимо прибавилось, надо признать.

От Москвы шла прямая электричка до Эммауса, в которую мы умудрились вписаться с компанией таких же как мы. Милиция махнула рукой, матернулась и признала, что с билетами мы их надули. В поезде мы опять пели, пили и веселились по-всячески.



Такая вот веселая электричка была

В Эммаусе же было совсем не весело, а вовсе даже страшно. С оцепленного омоном поезда нас сняла злая до невозможности милиция, вооруженная дубинками и бейсбольными битами. Биты и дубинки были не для красоты - ими избивали, причем жестоко, не глядя на пол жертвы и ее возраст. Конвой в два ряда, через который фактически бегом передвигались люди, подгоняемые тычками, затрещинами, а то и вовсе ударами спецсредств, рвущиеся с поводков овчарки, резкие команды "из строя не выходить!", "бегом!", "не отставать!"... Это не фильм про концлагерь - это дорога на Эммаус. Ряд автобусов - в них набивали под завязку. Столпотворение, крики, кто-то уже упал, кого-то бьют ногами - бьют существа в форме, распаляясь от собственного всевластия, и над всем этим - мат. Мы остановились - подождать, пока поднимется споткнувшаяся сестра - и сразу же были обложены трехэтажной матерной констукцией. Я не выношу, когда на меня кричат, тем более - не по делу и какой-то старлей, окончивший третий класс дебильной школы. Снесло башню - каюсь. Я остановилась около кричавшего мусора - это существо нельзя назвать милиционером - и, прищурив глаза, спокойным голосом попросила позвать начальство. За что и получила дубинкой по правой почке. Пока весь окружающий народ удерживал моего мужа от убийства представителя власти на месте, я так же спокойно объясняла старлею, что он не прав и не всех можно безнаказанно бить, ибо некоторые могут за себя постоять. Мне не пятнадцать, я взрослая женщина и как я провожу время - это мое личное дело. Каждый развлекается как может - кто-то бьет людей, а кто-то ездит послушать "Алису" и "ДДТ". Я регулярно моюсь, моя одежда чистая - несмотря на то, что это косуха, а не деловой костюм - и я вполне способна разговаривать нормальным русским языком, применяя словесные конструкции из сложноподчиненных предложений, при этом не соединяя их матом. Подошло начальство - глянуть "кто тут такой борзый". Начальству было сказано тоже самое, тем же тоном, что заставило его задуматься - было видно как шевеляться его извилины. Извилины дошевелились до извинений и подобострастного перечисления фамилий и званий, начиная со своей. Месть свершилась. Зарубка в памяти "сделать гадость" и мы вчетвером степенно пошли дальше, принципиально не сев в автобусную мясорубку. На выходе со станции нас попытался остановить кордон в масках, но за нами уже несся только что заложенный собственным начальством старлей с криками "пропустите их, пусть идут куда хотят". Ну мы и потопали. Пешком через поля. В Эммаус.

Как оказалось, в полях живут ОНИ. ОНИ оглушительно жужжали и кусались до волдырей. Размером ОНИ были с хорошую, кажется, стрекозу. Это были Комары - именно так с большой буквы. Знатные насекомые, надо признать. Я таких больше нигде не видела.



От Комаров мы спасались вот так

Местное население, представленное мужичком подозрительного вида, зато с топором, указало нам правильную дорогу и часа через четыре мы достигли Земли Обетованной места назначения. Место назначения сияло прожекторами и оглушало "Агатой Кристи". У входа мы предъявили билеты и пошли сдаваться очередному кордону, обыскивающему вещи и изымающему неположенное, каковым считалось все режущее, колющее, стеклянное, острое и другое, непонравившееся сотрудникам. Надо признать, эти конкретные сотрудники были вполне вежливы, обращались на "Вы", содержимое рюкзаков вытряхивали на специальные столы, а не на землю, ничего не воровали и вообще зарекомендовали себя положительно. Даже мою аптечку не отобрали, а подробно опросили для чего нужен каждый препарат. К слову сказать, во все подобные развлекательные походы аптечку я вожу большую - на все случаи жизни. В ней есть все, что может понадобиться человеку вдали от цивилизации - от аспирина до шовного материала. К сожалению, в рюкзак обычно не помещаются ларингоскоп, интубационная трубка и мешок Амбу, а то я бы и их взяла. Зато туда помещается скальпель, который очень вежливо конфисковали, несмотря на заверения, что в экстренном случае я вполне могу сделать трахеотомию. Пока милицейский коллектив занимался моей скромной персоной, Арик умудрился пронести строго запрещенный нож, чем гордился неимоверно.

И вот мы внутри. Темно - только прожекторы бликуют в небе и теплятся костерки у палаток. Нужно искать наших, питерских, но сто с лишним тысяч человек... Нереально. Гениальная идея мужа Арика - сыграть на трубе, дабы наши нашлись сами - подарила мне одно из самых острых впечатлений в моей насыщенной жизни. При звуках соло из песни "Алисы" "Время менять имена" начался форменный фильм ужасов - со всех сторон к нам начали подбегать, подходить и подползать существа, до охренения напоминающие зомби. Конец света. Я даже испугалась, что они сейчас нас будут есть. Повезло - подошел кто-то из наших, зомби обломались и уползли в свои норы. Мы шли к нашему лагерю, а я вертела головой - ряды палаток... сотни людей - веселых, дружелюбных... отовсюду неслось "идите к нам, посидите с нами"... улыбки, протянутые руки... "мы из Москвы", "мы из Воронежа", "мы из Новосибирска", "мы из Уфы" "мы из..."... никаких драк, хоть и явно много спиртного... у каждой палатки гитара... и музыка, музыка везде - "Алиса", "ДДТ", "Чиж", "Ночные снайперы", "АукцЫон", "Бригадный подряд", "Король и Шут", "Metallica", "Scorpions"... - все в перемешку... Из Питера было много народу, часть из них группками рассеялось по лагерю, но основная масса  кучковалась в одном месте - под развевающимся флагом с двумя якорями на красном поле. Нас ждали - приветственные возгласы, вопросы, места в палатке, четыре миски с лапшой и море пива. Мы сели у костра и наконец-то вытянули гудящие ноги. Через час мы с Танюхой уползли спать - глаза слипались и мысли не думались. Последним воспоминанием того вечера стали ребята поющие Кинчевскую "Мы вместе" - серьезные лица освещались всполохами костра... пальцы гитариста, рвущие струны... "...И если кто-то думает так же, как я / Мы с ним похожи точь-в-точь...". Мы вместе.

Утро обрушилось на невыспавшийся мозг злой шуткой - кто-то подговорил Арика сыграть в шесть часов на трубе. Побудку. Я рада, что муж успел спрятаться в палатку - без него мир стал бы намного скучнее. Дальше я немножко не помню, а потом как-то сразу наступил день - вокруг суетился народ, играла музыка на трех сценах, а ко мне кто-то приставал. Я обернулась и проглотила матерную отповедь - супруг, который решил, что вроде как уже и не утро и меня не надо бояться.  Пообщав, что расскажу всем кто играл с утра на трубе, я попыталась заснуть, но фиг там - в палатку заглянула Таня и сунула мне еду. Еда всегда была хорошим поводом проснуться. Ну я и проснулась.

Позавтракав, мы пошли гулять и слушать. Давненько я не видела столько людей в одном месте - даже на Красной площади было меньше. И все пили пиво "Пит". "Пиво Пит - спонсор фестиваля Нашествие-2005" - гласил большой плакат. И наказание его участников - добавила я про себя, допивая вторую банку. Пиво стоило дешево, в отличие от других напитков, включая простую воду. Моя напрочь непьющая сестра исстрадалась до того, что я фактически на последние деньги купила ей "Коку-колу" с просьбой пить ее как можно дольше, ибо бесплатная жидкость, которая текла из кранов, была грязной даже на вид, а бисептол не от всего спасает, хоть он и сульфаниламид. Несмотря на жару и обилие спиртных напитков, сильно пьяных было не видно - скорее всего, они отлеживались в палатках. Признаюсь - за тот день я выпила литров пять пива как минимум. И ничего - ни в одном глазу. Ни в правом, ни в левом.



На этой фотографии я почему-то сама себе напоминаю революционерку Фанни Каплан. Только револьвера не хватает.

Весь день мы шатались от ларьков с пивом до сцены, где вечером должен был петь Шевчук. Очень забавное ощущение - находится в месте, где все тебя понимают и разделяют твои пристрастия. Клуб по интересам или сумасшедший дом. Мы славненько поплясали под "Неприкасаемых", попели под группу "Солнце хмарi", в которой потом - через пару месяцев - начал играть мой мужж, покричали под "СП Бабая" и немножко поиздевались над милицией. За последнее нам было обещано "отобрать фотоаппарат" и "набить морду".



Такое лохматое, за заборчиком - это Андрей Федечко - солист "Солнце Хмарi"



Маленький в черном среди других маленьких - Михаил Новицкий, лидер группы "СП Бабай"



Иллюстрация к стихотворению "Детки в клетке". Милиция за решеткой очень порадовала контингент.

Нам встретилось очень много странных - даже по нашим меркам - людей.



Например, человек со стулом, предпочитающий слушать музыку исключительно на привезенном из дома креслице...



... или вот такие разноцветные человечки с панковской куклой...



... или еще. Молодой человек Бузик,



... Кухар и Митяй (посередине мой мужж - тоже, надо признать, странная личность)



... и компания с бульдожкой, обожающей пиво "Пит"...

Короче, много разных людей. С точки зрения окружающих мы тоже, наверное, были странными....



...когда изображали психическую атаку - матросы на зебрах...



... целовались под "Смутное время" группы "Ария"...



... или признавались друг другу в любви, стоя при этом на коленях.

А потом играл Шевчук, а мы махали флагами и подпевали.





Так прошел второй день нашего нашествия на Эммаус. Заканчивался он также, как и предыдущий, под песню "Алисы" -  "Небо славян", торжественно исполненную хором. Допевая припев: "Нас точит семя орды/ Нас гнет ярмо басурман/ Но в наших венах кипит/ Небо славян/ И от Чудских берегов/ До ледяной Колымы/ Все это наша земля/ Все это мы", Танюха и я гордо удалились спать. Мне снился сладкий чай с лимоном и пюре с котлетами - точно помню.

Утро дня последнего почему-то сразу началось часов в двенадцать  - под репетицию любимой "Алисы". Мы повытаскивали свои тельца, ноющие после вчерашнего выступления "ДДТ",  и потащили их к сцене. Минут через двадцать у нас появилась проблема - туалеты. Я побоялась ЭТО фотографировать, ибо уж совсем тошнотворное зрелище, поэтому поверьте мне на слово - ЭТО было ужасно. Если без скафандра биозащиты, каковые предусмотрены не были. Число биотуалетов явно не было рассчитано на такое море народу и такое количество...эээ... сами понимаете. Посему народ страдал и дезинфицировался после - путем принятия внутрь немерянных доз пива "Пит".



Дезинфектант выжимался из банок до последней капли

Подобная обработка не могла пройти даром даже для закаленных музыкальными фестивалями индивидуумов. Наша компания вообразила себя юными помощниками экологов и под лозунгом "Все нах, мы в танке" начала собирать пивные банки и складывать их около мусорных контейнеров, чем привела в изумление и полный ступор обслуживающий персонал.








Иногда, видимо от жары, к мусорному контейнеру относились не только банки

Когда до нас дошло, что это сизифов труд, мы продолжили веселится - опять-таки в меру своего скромного интеллекта.



Ежели кто не понял - это был стриптиз. Почти.

Лагерь жил своей жизнью - несмотря на разрушенную алкоголиками экологию.



Кто-то обедал...



... кто-то позировал назойливым папарацци...



... кто-то пытался танцевать спортивный рок-н-ролл...



... и петь грустные песни...



...  кто-то медитировал на свой берц...



... а некоторые приставали к людям с жалостной историей о закончившихся наличных и тотальном обезвоживании.

Всем было весело. Приближалось закрытие фестиваля, посему народ спешно сворачивал палатки, затаптывал костерки, обменивался телефонами и обещаниями "заехать в гости". Не знаю как тому парню из Вятки, а вот мне было страшновато - в Питер вызвалось приехать достаточно много непонятных людей. Мы тоже начали собираться и, несмотря на неудобства, было очень грустно покидать это, может и не слишком гостеприимное, место.







Впереди нас ждал последний концерт - выступала "Алиса" - и мы всей большой компанией выдвинулись к сцене.



То, что синее - это палатка, а не то, что вы подумали





Последний взгляд на оставленный лагерь...

А дальше опять было много музыки и песен. И мы опять, срывая голос, подпевали... "Мое поколение" , "Небо славян" , "Изгой", "Красное на черном" , "Без креста" , "Антихрист" , "Мы православные",  "Шабаш", "Чую гибель" , "Мама" , "Смутные дни" ... Фаера, флаги, эмоции, лес рук , и - пульсом по рядам - "Мы вместе"...





В разгар веселья мы встретили замечательного человека в форме. Он ходил среди нас и напевал. Мы попросили разрешения сфотографироваться с ним и он нам позволил. И даже дал свою фуражку, дабы собрать немножко денежков на обратную дорогу. Вот такой веселый добрый милиционер.



Страна, знай своих героев лицо

Финальная песня, последний аккорд - и все. Нашествие кончилось. Мы возвращались домой. Возвращались в далекие города, унося с собой ощущение, что мы все-таки вместе.



Опять милицейский кордон, опять команды, опять дубинки, но теперь мы были одним целым - " Мы вместе", мы шли и закаленный в недетских заварушках омон расступался, пропуская вперед скандирующую толпу. Мы шли и над нами ветер рвал флаги, не флаги - знамена. Москва, Питер, Самара, Калинград, Мурманск, Ярославль, Новгород, Оренбург, Суздаль, Вологда... Тысячи людей, сотни городов со всех концов России... Это была наша война и мы ее выиграли.

Толпа организованно, без разброда и шатания, двигалась к стоянке транспорта и так же организованно рассаживалась в автобусы, которые, в сопровождении ДПС, колоннами тянулись к Твери. Трасса до города была перекрыта в обе стороны. Все случайные машины заворачивались на объездные дороги.

Но мы были бы не мы, если бы и здесь с нами что-то не случилось. Случилось с нами полное отсутствие наличности, а посему "метро закрыто, в такси не содют". Набралось нас таких человек пятнадцать, мы посовещались и решили идти пешком до Твери. А что? Для бешенной собаки - семи верст не крюк. Ну мы и пошли. Во главе колонны шествовал человек с фонариком - он крутил его на пальце, что должно было означать мигалку. Звуковое сопровождение обеспечивал коллективный хор, правда, вместо сирены, мы пели любимые песни. Километре на пятом, нас догнала машина ДПС и пристроилась в хвост колонны. Пару раз нам в мегафон сказали "Граждане, соблюдайте порядок, садитесь в автобус", но мы были непреклонны, потому как денег все так же не было. Через несколько километров мы даже подружились с ГАИшниками и бегали к ним стрелять сигареты, чем достали сотрудников до нервного тика. Когда возникла мысль отправить их за портвейном в ближайший населенный пункт, ДПСники не выдержали и тормознули Газельку, которая шла в сторону Эммауса. Водилу развернули и сторого наказил довезти нас всех до Твери в целости и сохранности. Причем бесплатно. Последнее водилу задело. Задело настолько, что всю дорогу до пункта назначения он зудел "нуууу, скиньтесь хотя бы по полтиннику", "нууу, хотя бы по тридцатнику", "нууу, хоть чего-нибудь дайте". Мы обещали - хоть что-нибудь. И когда доехали до Тверского вокзала, где нас встречала такая же суровая толпа с флагами, спросили - что, собственно, дать-то? Водила перепугался, задрожал и смылся, а я, как честная дура с мытой шеей, осталась стоять на площади с протянутым стольником, заначенным на черный день. 

Всех, направляющихся в Питер, посадили на прямую электричку, то есть без пересадок, чем несказанно порадовали усталых нас. Пить мы уже не могли, пели с трудом, а для хулиганства не хватало сил. Посему большую часть дороги мы все спали. Лично я улеглась на багажной полке (самое козырное место, между прочим  - никто не толкается и билеты не спрашивают) и проснулась только утром, когда поезд уже проехал Малую Вишеру. В вагон к этому времени набились пассажиры с тележками, сумками и продуктами сельскохозяйственного труда. Они смотрели на нас со страхом и недоверием - ждали пакостей. Пакостей не было - мы вели себя корректно и даже не ругались матом. Только один инцидент омрачил эту смычку обычного народонаселения с народонаселением альтернативным. Я, все еще лежа на багажной полке, спросонья задалась вопросом "а, собственно, хде это мы?". Ну и решила спросить бабушек, которые мирно ехали внизу. Свесив голову с полки, я сорванным на концерте голосом прохрипела вопрос и напугала бабуль до состояния "инфаркт микарда - воооот такой рубец". Бабули синхронно подпрыгнули от испуга, посмотрели на меня, перекрестились и пролепетали "Вишеру проехали". Ну и ладушки, сказала я, и слезла с полки на колени мужу. Пригладив растрепанное гнездо на голове, я так же хрипло представилась и представила мужа. И даже объяснила что я делала там, где обычно лежит багаж. Бабушки угостили нас огурцами и подобрели.

За окном проносились полустанки - поезд подъезжал к Питеру. Нужно было возвращаться в обычную жизнь, но пульс все еще предательски выстукивал "Мы вместе" и так хотелось обратно - туда, где мы действительно вместе.


 

Tags: байки про жизнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments