vet_life (vet_life) wrote,
vet_life
vet_life

Где ты, Глория?

Маленький плюшевый бегемотик, такой гладенький, черный с рыжими пятнышками - профессионалы их смешно называют «подпал» - такой мы ее увидели первый раз. Их было несколько, всего шестеро – пузатых месячных таксят с гладкими шелковистыми даже на вид ушками. Они смешно переваливались на коротеньких лапках, расползаясь по своим важным щенячьим делам. Гордая своим семейством мамочка – такая же черно-подпалая такса – возлежала в плетеной корзинке, видимо уставшая от беспокойных отпрысков. Хозяйка всего этого бархатного великолепия сделала приглашающий жест рукой – welcome, выбирайте. Но мы уже выбрали – самую маленькую, трогательную и нахальную. Она уже была наша – смешная собачка, так похожая на детскую игрушку. И она уже была Глорией, несмотря на то, что имена щенков должны были начинаться с банальной буквы «А» Поэтому в важных клубных бумажках написали Арс-Глория-бла-бла-бла-чего-то-там.
Мы ехали с мужем в такси, я бережно прижимала собакочудо к себе, спрятав от всего мира за полой теплой куртки. Глория сидела тихо, только иногда высовывала любопытный кожаный нос. Рядом с нами на сиденье стоял пакет с дорогим кормом для щенков – месячный запас и плетеная корзиночка, забитая всяческими мячиками, косточками из каких-то сельскохозяйственных жилок и другими собачьими игрушками и вкусняшками. За окнами проносились черные тени – дома, серые тени – пешеходы, и все это было заштриховано огромными хлопьями снега. Мигали в окне новогодние гирлянды, салон машины насквозь пропах елочным духом, а душа пела что-то торжественное, похожее на рождественские гимны. Мы ехали домой…
Воспоминания, воспоминания… Какие они… разные. Были светлые, наполненные пронзительным счастьем – та первая поездка в такси… первый постоянный зубик… поданная лапка – в качестве утешения… принесенный рано утром и подаренный хозяйке мячик… взлетающие над морем травы ушки, похожие на крылья экзотической бабочки… мокрый носище, что-то ищущий в протянутых руках… «какая у Вас красивая собака!»… тяжеленькое тельце, пытающееся умаститься рядом на кровати… мудрый взгляд все понимающих, каких-то инопланетных глаз… Да много их – таких радостных моментов было за эти три года. Гораздо больше чем других – грустных и тревожных. Была обычная таксячья аллергия, была порванная бутылочным стеклом подушечка передней лапки, была страшная соседская собака –ротвейлер, норовившая проглотить нашу Глорьку не жуя, но так и не добравшаяся до нее, зато добравшаяся до моей лодыжки. И еще была маленькая меховая мышка, пропавшая с полки – ох, как же мы ее искали, думая, что она у кое-кого в желудке. Нашли, слава Богу, но вот наш доктор с тех пор кажется седой от моих воплей.
А теперь все. Ничего этого нет, кроме расклеенных на всех столбах и магазинах объявлений с трогательным «верните… очень страдает ребенок». Да какая, в сущности, чушь – мы все страдаем, до боли, до полного отупения. Как же так произошло? Ведь еще неделю назад она была с нами – наша Глория… Девочка наша… Таксочка… Мы вышли на прогулку, как обычно выходили утром, погуляли час по скверу около дома, где Глорька нарезала круги по полянке наперегонки с другом – миттелем. Как обычно хвостик флажком мелькал над сугробами, а в стылом воздухе метался родной голос, знакомый до последней модуляции. Потом мы чинно пошли по аллейке - Глория на красивой цепочке, в рыжем как первое весеннее солнышко комбинезончике… Деловая такая… Как будто это она меня выгуливала. Мы остановились у магазинчика за углом, я привязала собаньку к поручню и зашла на пять минут. Только на пять минут – купить сигарет. Как же я виновата… Почему не взяла ее на руки… Почему не отвела сначала домой… Почему… Почему… Через эти злосчастные пять минут нашей Глории уже не было у магазина. Я металась по улице, от моих истеричных вопросов шарахались люди. В их глазах было только осуждение и непонимание – «чегой-то тетка из-за собаки так взбеленилась?». А я бегала по улице и звала, звала, звала… Моя Глория, она не ушла бы просто так, ее увезли – иначе она бы отозвалась… Когда на улице зажглись тусклые фонари и в сумерках зимы уже не было видно ничего, кроме ослепляюще ярких фар машин, я побрела домой. Не помню, что говорила мужу и сыну. Не помню, как мы печатали объявления и как дозванивались до «Потеряшки». Какой-то ступор, опустились руки, а взгляд все выхватывает детали, напоминающие о нашей маленькой, но гордой собачке. Вот ее любимый резиновый медвежонок - она охотилась на него все три года и он уже не похож на медвежонка… Вот корзиночка с матрасиком, обтянутым черным плюшем – таким же мягким, блестящим и нежным как Глорькина шерстка… Вот пустые миски – они почти всегда были пустые, ибо отсутствием аппетита наш таксик никогда не страдала. Вот рисунок неизвестного художника с Невского – карандашом Глория в профиль - виден хитрый такой глаз, горбоносая мордочка и якобы покорно сложенные лапки. Вот большая фотография в рамочке – Глория в полях, среди ромашек, валяется на спинке. И обои на рабочем столе компьютера – Глорькино лицо, почему-то грустное… Она повсюду, везде - в нашей квартире, в наших душах, в наших сердцах. Но ее нет.
Сайты, сайты, форумы… Хвосты, Потеряшка, Littleone, доски объявлений… И со всех постов смотрит она – наша радость. И в каждом – боль… «Мы потеряли собаку, помогите найти, верните, очень страдает ребенок»…
- Вы вешали объявления?
- Расклеили где только могли, везде, километры объявлений…
- Вы звонили в Потеряшку?
- Мы уже оборвали телефон диспетчеру, наш регистрационный номер…
- Вы были на Кондратьевском рынке?
- Мы дежурим там с мужем по очереди каждый день…
- Вы разговаривали с заводчиком?
- Она тоже вешает объявления, звонит в Потеряшку и два раза стояла со мной на Кондратьевском…
- Вы были в вет.клиниках?
- Были, звонили, клеили на видных местах листы А4 формата с Глорькиной мордой и предложением вознаграждения жирным шрифтом…
Мы делали, звонили, ходили, опять звонили и клеили, клеили сотни бумажек с одинаковым паническим текстом и черно-подпалой фотографией.
Только бы ее не обижали, кормили вовремя и досыта – она так любит вкусно покушать… «Мама, а наша Глория уже ангел?»… У нее же аллергия, ей нужна специальная диета… Только бы ее не мучили, не били… И она совсем не может оставаться одна, в особенности ночью – обязательно надо чтобы головенка на подушке и всем тельцем рядом…
Господи, пожалуйста, я никогда ничего у тебя не просила. Сделай так, чтобы нашей Глории было сейчас хорошо…
Иногда мы слышим как цокают коготки по коридору и все разом кидаемся посмотреть. Никто из нас не может поверить, что нету больше с нами нашей забавной, милой, доброй, нахальной девочки…
Вон там – на соседней улице – идет женщина с таксочкой…
- Мама, это Глория?
- Нет, милый, это другая собачка.
- Знаю, я просто хочу, чтобы это была она…
Мокнут под зимней моросью объявления, трепеща на ветру крылышками отрывных листочков, расплываются красные буквы «ПРОПАЛА СОБАКА». Пропала душа…
Где же ты, Глория?
Tags: der hund, словоблудие обычное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment