vet_life (vet_life) wrote,
vet_life
vet_life

Котенок, Который Жил в Подвале

Эта история началась со звонка моей знакомой Светланы - медика по образованию и филантропа по призванию. Ее выражение - "Человеки - это работа, а звери - они для души". Посему у Светы постоянно кучкуются разные собаки, щенки целыми пометами, бездомные котята, подобранные кошки и коты. Однако,  она очень ответственно подходит к такой благотворительности - одновременно у нее дома находится только одно взрослое животное или, если это зверские дети, только один помет. Все эти предосторожности вполне разумны, благодаря им в Светиной квартире никогда не было инфекций. Животинка подбирается, обследуется, лечится - если надо, а потом пристраивается в хорошие руки. Света, конечно, весь мир не спасает, но уж лучше вот так, по одному зверю, чем гробить собак и кошек пачками, собирая их в тесном помещении.

На тот момент у Светланы ожидал пристройства шикарный котище, поэтому звонку я удивилась и даже немного напряглась - зверь был обследован неделю назад, и, судя по анализам, был совершенно здоров. Значит, что-то острое - отравление, инородное тело, непроходимость и иже с ними. Как оказалось Фикус в полном порядке, а помощь требуется бездомному котенку, которого Света обнаружила в подвале собственного дома. По ее словам, котейка лежал без движения в углу, дрожал и стонал.

Я собрала сумку и потопала на соседнюю улицу, где, собственно, и жила моя знакомая. Света уже ждала меня на улице, приплясывая от холода. Рядом в большой коробке лежал инвентарь - мощный фонарик, одеяльце, мисочки и пакетики корма. И мы полезли в подвал - мрачное неосвещенное помещение, но сухое и теплое. Пока мы пытались сломать конечности, перелезая через завалы, Света каялась в том, что не может взять котенка домой - там Фикус и она боиться его заразить, а девать его некуда, передержек нет, в стационар инфекцию не возьмут, поэтому лечить его придется в подвале. Я ее не осуждала, хоть и было жалко звереныша.

Котенок действительно обнаружился в углу - под трубой. Маленький - не старше месяца - полосатик, тощенький, грязный и очень несчастный. Он лежал на пыльном полу подвала и даже не приподнял голову, когда мы подошли. Я взяла его на руки - пушинка, глазенки залеплены гноем, слизистые анемичные, нос забит, дыхание сиплое, затрудненное, в груди, даже без фонендоскопа - просто под рукой - чувствуются хрипы. Типичная панлейкопения, осложненная вторичной инфекцией, как по учебнику. Диагноз не радовал - даже домашних котят с таким заболеванием тяжело лечить, а тут, в подвале... Безнадежно. Рядом тихо плакала Света - в другом углу лежали скрюченные трупики братиков и сестричек. Судя по всему, куда-то пропала их мама, а дети, ослабев от голода, подцепили эту гадость и не смогли бороться. Обычно бездомные редко болеют инфекционными заболеваниями - иммунитет сильный, но, если не могут нормально питаться,  заболев, умирают очень быстро. В данном случае, остался только один, и, судя по его виду, не надолго.

Ладно, попробую - подумала я - надо дать ребенку хотя бы один шанс, раз уж весь мир против него. Света, видимо прочитав мои мысли, подсунула мне коробку, на дно которой было постелено мягкое одеяльце. Я острожно положила котенка в этот временный дом и мы пошли к выходу. Надо было ехать в клинику - делать переливание и класть под кислород, без этого можно просто избавить зверенка от мучений и отпустить туда, где ему будет хорошо. В клинике крови не было - шанс на выживание для котенка уменьшался все больше, фактически - стремился к нулю. Пока коллеги брали необходимые анализы и капали растворы, я начала искать донора, благо ежедневник с нужными телефонами был с собой. Неблагодарное это занятие, если учесть, что час ночи. Все доноры, вернее их хозяева, спали мирным сном и от моих слезных просьб или просто отмахивались, или отмахивались с извинениями. Мой мобильник сел через час, пришлось взять Светин. И - чудо - еще через час нашлась неспящая владелица небольшого прайда.  На проспекте Ветеранов. Метро закрыто, в такси не содют. Светлана, порывшись в кошельке, сказала, что такси в одну сторону она оплатить потянет, а вот на обратную дорогу денег уже не хватит, если учесть сумму за анализы, лекарства и работу врачей клиники. Моя наличность на тот момент исчислялась двумя стошками, а этого явно было мало. Отзвонившись хозяйке донора с просьбой выезжать, мы оставили котенка на попечение коллег и двинулись искать банкомат.

Ближайший работающий аппарат, выдающий денежку, о котором мы знали, был примерно в получасе ходьбы бодрым шагом. Это если не учитывать снег валом, скользкий лед и ветер, который нас пытался куда-то унести. Посему шаг наш был далеко не бодрым, а вовсе даже медленным и печальным. Мы в город изумрудный идем дорогой трудной... Вот только никакой Гудвин по окончанию пути нас не ждал. Увязая в снегу, рискуя переломать ноги и другие части тела, подскользнувшись на ледяном островке, покачиваясь на пробирающем до костей ветру, мы двигались туда-где-есть-деньги. Было очень холодно. Собственно, грела только надежда, что все это не зря. Единственный остановившийся частник заломил такую цену, что сразу расхотелось ехать на машине. У самого банкомата, когда деньги уже были у нас в руках, я упала. То есть я падала и по пути, но именно в этот раз меня предала латеральная лодыжка на левой ноге. Судя по всему, она сломалась. В принципе, ничего страшного - если бы не надо было идти обратно. Я не фига не герой. Я сидела в снегу и рыдала, размазывая слезы по щекам, а Света, умостившись рядом со мной, тоже ревела - за компанию.

Я представляю что подумали работники милиции, которые ехали мимо и остановились поглядеть: две взрослые тетки, нормально одетые, не пьяные, не обдолбанные, но сидят в сугробе и навзрыд истерично плачут. Работники озадачились и решили выяснить что происходит на их территории.  Они подошли и попытались выяснить кто нас обидел. Мы раскололись и сдали вирус панлейкопении,  погоду, лед и лодыжку. Ну и на отсутствие денежков тоже посетовали. В ответ они вытащили нас из сугроба, отряхнули и под руки сопроводили к машине. Мы зарыдали еще громче и жалостнее, упирая на то, что ни в чем не виноваты. "Дуры, сказал Самый главный, сейчас вас в клинику повезем". И повезли.

У клиники уже стояло такси с обозленным водилой, которому пришлось ждать оплаты - у хозяйки донора денег было ровно на мороженое, если бы ей его захотелось на таком холоде. Мы пошли извиняться и платить.Вернее, пошла Света, а я поковыляла. Водила извинений не принял и совсем разошелся - матерно. А потом вдруг резко замолк и уставился на что-то за нами. Мы обернулись - сзади стояли наши спасители в форме и так внимаааательно смотрели на таксиста. Таксисит как-то сразу скис, пробормотал благодарности за то, что мы ему все-таки заплатили и очень быстро свалил.

Коллеги нас порадовали - котенку стало лучше. Донор без звука перенес процедуру забора крови, даже, кажется, похрюкивал от удовольствия. Пока до нас ехало второе такси - везти хозяйку геройского кота обратно на Ветеранов, мы успели перелить мелкому кровищу, попить кофейку из автомата, поистерить по поводу а) перспектив на выживание пациента, б) моей лодыжки, ибо больно. Минут через сорок пришла машина и мы помахали хозяйке перчатками - вместо платочков. Котенок подавал адекватные признаки жизни - вертел башкой, собирал лапки в кучу, грыз катетер и мурлыкал. Света погрузила его в коробку и мы поползли к выходу.

У клиники все еще стоял козелок с надписью "Милиция", а ее - милиции - сотрудники покуривали рядышком. Мы еще раз поблагодарили, сделали подобие реверансов и попытались откланятся. Самый главный, прищурив глаз, ехидно спросил как мы собираемся добираться до дома. "Ну как же - ответила Света - пешочком. Полезно, знаете ли для моциона". Нас опять нежно обозвали дурами и попросили показать пациента. Я вытащила котейку и посадила на протянутую руку - он как раз на ней поместился. Мужики умилились, погладили животинку и послушали мурчание - приобщились значит. А потом один из них посадил зверя за пазуху со словами "себе возьму, дочке в подарок - давно просит". И покраснел. И даже голову в плечи  - немаленькие, кстати - втянул, видимо ожидая от коллег насмешек. Но коллеги почему-то не смеялись, они покивали стрижеными головами в кепочках и похлопали нового котовладельца по плечу. Я бы от такого похлопывания в землю бы вошла - по колено, как в русских сказках добры молодцы.

А потом нас повезли по домам. Вернее, Светалану домой, а меня - в травму, как я не сопротивлялась. По дороге я лихорадочно писала назначения и объясняла что делать с животиной дальше, дабы не нанести капитанской милицейской дочке душевную травму смертью кошачьего ребенка. Мужики кивали, делали серьезное выражение лица и обещали выполнять и звонить "в случае чего". До квартиры меня провожал Самый главный. Вернее, тащил на себе.

Эпилог. Котенок, вопреки всем моим опасениям, выжил. Через пять дней, когда я прихромала снимать катетер, он встретил меня в коридоре. Чистая шерстка топорщилась на явно потолстевших боках, хвост правильно торчал морковкой, глаза были ясные, а, когда я взяла котейку на руки, попытался вырваться. Я опустила его на пол и он деловито посеменил в комнату. Мне сказали, что теперь он Бэтмен, потому, что "ухи как у летучей мыши, но реальный мужик". Реальный мужик лежал на коленях у новой хозяйки и ловил лапой кончик ее косы. Идиллия. 
Tags: про кошков, словоблудие ветеринарное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments